Закрыть

От «потемкинских» торгов до смарт-контрактов

Национальная система закупок нуждается в серьезных технических дополнениях
О широких возможностях развития и неиспользуемом потенциале отечественной контрактной системы сетевому изданию «Цифровые Закупки» рассказал аудитор Счетной палаты РФ Максим Рохмистров.
– Максим Станиславович, какое нарушение в системе закупок является наиболее опасным с точки зрения потерь для национальной экономики?
– Мы уже несколько лет в ходе своих проверок отмечаем, что основное коррупционноемкое нарушение, которое выявляем, – это завышение начальной максимальной цены контракта. А также нарушение 135-ФЗ «О защите конкуренции» при заключении контракта – когда создаются преимущественные условия конкретному поставщику. Из-за этих нарушений государство закупает дороже и не у эффективного поставщика.
Именно здесь скрыты высокие коррупционные риски, ведь в таком случае в цену закупки закладываются не только производство товара и доходность компании-поставщика, но и доходность каких-то дополнительных лиц.
– Есть ли рецепты, как с этим бороться? Как еще должно измениться законодательство, чтобы система закупок стала неудобной для сговора?
– Очень сложно менять подходы, особенно в секторе 223-ФЗ. Большое сопротивление. Его, конечно, надо преодолевать. Здесь надо понимать, что в целом выиграет вся страна, экономика, в том числе выиграют те компании, которые сегодня выступают против правок в закон. С тем, чтобы не усложнять регуляторику, мы предлагаем переходить к существующим технологиям, которые уже активно внедряются в передовых экономиках мира. Это смарт-контракты, это анализ коммерческих предложений. Не три предложения, которые поставщик принес заказчику от себя и от своих знакомых компаний – с заведомо придуманной ценой, а правильно выстроенная система, которая определяет цену автоматически. Поставить за каждым государственным заказчиком наблюдателя, а над ними – еще контролера, который за процессом следит, – это путь в никуда.
Поэтому мы давно предлагаем ввести цифровой калькулятор начальной максимальной цены контракта. Но его внедрение началось только сейчас – по основным направлениям деятельности Правительства. Очень важный и трудный шаг…
– Что мешало использовать этот инструмент ранее?
– Несмотря на то, что контрактная система существует уже пять лет, но только с этого года Федеральное казначейство стало требовать контракт в электронно-читаемом формате. У нас в распоряжении огромная база контрактов, исполненных для государства, которая могла бы послужить базой для расчета начальной максимальной цены контракта. Однако мы не можем ее использовать, потому что она хранится не в электронно-читаемой форме.
Думаю, к концу года у нас эта база появится в цифровом варианте и на основе ее данных мы сможем в электронном виде анализировать не три или четыре, а тысячи аналогичных контрактов. Это позволит в автоматическом режиме, без участия человека, установить предельную цену на любой товар или услугу, которые государству нужны. Потому что за финансовый цикл государство покупает и заказывает все, что нужно для обеспечения государственных нужд.
– Насколько точно можно определить начальную цену? Как ее вычислить?
– Основная масса – более 95% – это типовые контракты для выполнения типовых товаров, работ, услуг, которые государство закупает ежегодно. Следовательно, этот процесс может быть автоматизирован с постепенным переходом к алгоритму. Мы не изобретаем при этом ничего нового. Этим давно пользуются все. Мы, например, посмотрели, как крупнейшие маркетплейсы привлекают к себе поставщиков. При меньших затратах тот же самый Amazon имеет количество квалифицированных поставщиков с гарантией надежности поставки товаров несопоставимо выше, чем наша система. И стать участником достаточно легко.
– Некоторые пользователи контрактной системы жалуются на сложности с получением банковских гарантий или даже на проблемы с ограничением конкурентной среды в этой области. Как решить эту проблему?
– Есть простой и очевидный способ решения. Мы предлагаем использовать такой инструмент, как гарантийный лимит. Гарантия банка – фактически тот же кредит. Практически стоит дешевле, чем кредит, потому что это не живые деньги, но банк рассматривает это по тем же самым принципам. На сегодняшний день оформление банковской гарантии – это деньги, которые платит поставщик.
Гарантийный лимит, который может быть интегрирован в личный кабинет участника закупок, был бы полезен для всех и значительно упростил бы процесс закупки. У нас ведь все компании, работающие в системе закупок, имеют счет в банке. Даже частные лица или большинство населения имеют счета в банке. И физические, и частные лица могут получить по своей заявке заранее на год кредитный лимит. Для этого ничего не нужно делать.
К примеру, Сбербанк сегодня это делает без запроса каких-либо документов: кредит в один клик. Человек направляет свои паспортные данные, банк самостоятельно, без участия заявителя анализирует базы данных, которые находятся в доступе, – налоговые, пенсионные, и видит, что субъекту можно предоставить такой кредит и он будет возвратный. Это автоматическая процедура. Такого рода практики используют и в ВТБ. Компьютер без участия человека определяет предельные объемы средств, которые могут быть выделены в виде кредита физическому лицу или компании. Если требуется кредит на сумму меньше предельного лимита – банк выдает его без проблем.
– Готова ли система закупок к таким переменам с технической точки зрения?
– Да, инфраструктура постоянно совершенствуется. С этого года Федеральное казначейство и Минфин нас услышали: они создают систему личных кабинетов. Вы погружаете основные ключевые позиции в личный кабинет, а Федеральное казначейство аккумулирует все данные по вашей компании. Являетесь ли вы фирмой-однодневкой, например. Таким образом, проблема с аффилированностью будет решаться уже на уровне регистрации…
Создается цифровой профиль вашей компании. И если банк вам предоставит гарантийный лимит, то ваша компания в автоматическом режиме сможет в своем банке получить гарантию на выигранный контракт в пределах установленного лимита. В такой системе в пользу поставщика работает его опыт.
Если у вас есть квалификация, опыт исполнения государственных контрактов, если вы не замечены в списке недобросовестных поставщиков и не имеете признаков фирмы-однодневки, не имеете задолженности перед бюджетом… Если все это положительно, то вам отказать в участии не могут. Не надо будет искать обеспечение по контракту.
– Скорость заключения контракта и возможности поставщиков увеличатся в разы?..
– Не только скорость, но и конкуренция. Система закупок получит функционал смарт-контракта, который сегодня широко применяется в бизнесе, и мы все этим пользуемся регулярно в повседневной жизни. Что было, например, 10–15 лет назад с такой услугой, как вызов такси? Два варианта – вы стоите на дороге, голосуете и пытаетесь договориться по цене с таксистом.
Второй вариант – звоните диспетчеру. Он вам через пару часов скажет, что, возможно, к вам приедет машина и довезет вас туда, куда надо. Развитие современных технологий в корне изменило этот рынок. Сегодня никто не задумывается, а просто скачивает мобильное предложение. Вы регистрируетесь как участник, который готов быть заказчиком потребления услуги по перевозке. Прикрепляя свою кредитную карту к этому приложению, вы фактически даете гарантию оплаты (гарантийное обеспечение) заказанных вами услуг.
В сущности, когда вы нажимаете на смартфоне кнопку «Вызвать такси», вы размещаете публичное предложение об оказании вам транспортной услуги по перевозке вас из точки А в точку Б с соответствующим качеством – эконом-классом, бизнес-классом…
Что при этом делает агрегатор? Разве он пишет график, кучу документов, потом объявляет конкурс, ждет, когда таксист привезет ему заверенный нотариусом документ, копию прав, лицензию, технический осмотр на машину?.. Нет, он автоматически рассылает по этой зоне предложение – выполнить эту услугу всем зарегистрированным исполнителям этой услуги. После чего исполнитель – таксист, сидя у себя в машине, получив предложение – произвести перевозку по такой-то цене, по такому-то маршруту, нажимает «Принять предложение».
Заявки поступают к агрегатору, который выбирает по определенным критериям лучшую – и направляет вам, а вы на смартфоне видите данные машины, которая выполнит заказ. Если машина не приехала, вам пришлют следующую заявку, а того, кто не приехал, оштрафуют автоматически. Если вам оказана некачественная услуга, вы подаете жалобу. И вам вернут деньги. Это работает, и этим пользуются миллионы граждан. При этом обеспечивается высокий уровень конкуренции.
– Как спроецировать описанную Вами схему на систему закупок?
– Очень просто: при расчете начальной максимальной цены контракта предложение «принять участие в конкурсе» направляется всем зарегистрированным пользователям на их электронные адреса. Все поставщики – сотни, тысячи, десятки тысяч (надеюсь, что они когда-то будут миллионами!) – получают такое предложение.
Руководитель компании получает на смартфон сообщение примерно такого рода: «Объявлен конкурс такого-то числа на поставку 1500 рулонов туалетной бумаги, трехслойной, такой-то мягкости, стартовая цена такая-то… Будучи владельцем компании, я нажимаю «Принять участие», называю свое предложение – и все! Если такая система заработает, то мы уровень конкуренции не на проценты увеличим, а умножим в разы!
– Но в данной схеме подразумевается наличие единственного оператора… Зачем тогда услуги нескольких электронных торговых площадок?
– Площадки могут специализироваться на оказании отраслевых услуг, как это происходит, например, в Европе. Там ни бизнес, ни государство не занимаются поиском, продажей помещений, ремонтных работ, комплексом обслуживания. Любой аукционный дом, то есть электронная площадка, имеет несколько направлений развития деятельности. Скажем, Российский аукционный дом. Его основной вид деятельности – это продажа приватизированного имущества. У них свои аукционы есть, и частные аукционы, и к ним приходит частный бизнес.
Большинство электронных площадок – сегодня уже по сути «мертвые». Это не значит, что их завтра надо закрывать. Их бизнес просто постепенно будет переориентирован. Более того, через какое-то время новые технологии, цифровые деньги поглотят и функционал банков.
Трудно прогнозировать, когда это произойдет – для этих процессов нужно время, но их логика очевидна, и спорить с ней бессмысленно. Развитие технологий фактически может автоматизировать процессы, которыми сегодня занимаются в банках. Многие банки уже сегодня сами снижают свои издержки и переходят на цифровые процедуры. Беря меньшую комиссию, борются за клиента, который к ним придет.
Цифровые технологии лучше воспринимают цифровые деньги, чем электронные.

Читать первоисточник: Тендеры.ру


Архив записей

Август - 2019
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031